Печать
Категория: О чем рассказали старые вещи

Я поймал счастье за хвост. Оно вырвалось, оставив в моей руке перо, которым теперь и пишу.

Жан Жак Руссо.

Что такое классика? Это то, что написано гусиным пером. Нина Векслер.

«Уронила меня мать, подняли люди, срезали голову, вынули сердце, дали пить - и стал я говорить…» Вот такая загадка! Речь идёт о гусином пере. Подняли его, наискосок срезали кончик, прочистили середину, обмакнули в чернила - и стало оно писать, то есть говорить, рассказывать.

Гусиное пероГусиное перо, а иногда воронье, павлинье, лебединое применяли для письма, уже начиная с VII века. А вот перья кур, индюшек, цесарок, голубей для этого не годились, ни одна курица, индюк или голубь не могли похвастаться тем, что они помогли знаменитым писателям создавать книги. Только гуси! Ведь и Пушкин и Лермонтов, и Гоголь писали свои бессмертные произведения, обмакивая в бронзовые чернильницы-непроливашки гусиные перья. От того как обрезано и заточено перо, во многом зависело качество написанного. Великий поэт Пушкин никому не доверял этого важного дела. Мало того, он, как и некоторые другие любители хорошего тона, знал одну тайну. Гусиные перья, взятые из левого крыла, гораздо лучше, красивее выписывают буквы, потому что их изгиб удобнее для руки.

Хорошее перо считалось ценным подарком. Гёте, известный немецкий поэт, прислал в подарок Пушкину прекрасно отточенное перо в богатом футляре. Оно и сейчас хранится в музее-квартире поэта в Санкт-Петербурге.

А писать гусиными перьями совсем непросто. В неумелых руках каждая линия, выведенная справа налево или снизу вверх, любой овал заставляли перо брызгать мелкими противными брызгами. При сильном нажиме оно «раскорячивалось» и довольно скоро списывалось. А скрип!…Вот как Гоголь описывает одну петербургскую канцелярию: «Шум перьев был больше похож на то, как несколько телег с хворостом проезжали на четверть аршина иссохшими листьями…» Очень успокаивающая музыка!

И всё-таки, несмотря на все свои недостатки, гусиные перья успешно прослужили пишущему человечеству целое тысячелетие. Десять веков упругое гусиное перо скрипело по пергаменту рукописных книг. Сколько королевских указов подписано им! Сколько таинственных сообщений, сколько формул алхимиков, рецептов аптекарей написано им!

Говорят, владычество гусиных перьев окончилось таким образом. У одного человека, которому приходилось много писать, был слуга. С жалостью смотрел он на своего хозяина, который то и дело менял перья. И тогда у слуги появилась идея: а что если сделать точно такое же перо, но только из прочного материала? Например, из стали? И слуга смастерил такое перо. Он очень старался. Но всё же перо выглядело немного неказистым, а главное, изобретатель не догадался сделать на кончике пера продольную прорезь. Перо очень брызгало чернилами и писало без нажима. Но вскоре догадались такую прорезь сделать, и тогда стальное перо вытеснило гусиное.

Гусиное перо использовали в качестве письменного инструмента на протяжении VII—XIX веков, до изобретения металлического пера.

Гусиное перо

Гусиное перо, в отличие от перьев других распространённых птиц (чаще всего домашних), представляет собой толстый полый стержень, имеющий объёмное пористое основание, поэтому перо "ухватисто", т. е. его удобно держать в руке при письме. При наклонном срезе кончика пера ножом обнажается пористая внутренность, хорошо впитывающая чернила, что позволяет реже окунать кончик пера в чернильницу. Умеренно мягкий кончик пера хорошо сохраняет свою форму при письме, тем самым, исключая необходимость частой заточки. Однако кроме гусиных перьев при письме могли использовать и перья других птиц с жесткими перьями, а именно ворона, павлина, индюка, глухаря или лебедя.

Затачивание кончика пера специальным ножом называется очинкой (или обчинкой). Нож для очинки перьев называли перочинным ножом, однако в настоящее время это название распространилось на все карманные ножи. Перед очинкой перо необходимо было подвергнуть предварительным подготовительным операциям: с пера обрезалась часть бородки для того, чтобы пишущему было удобнее браться за стержень. Перо вываривалось в щелочи для обезжиривания. Время варки составляло не менее 10—15 минут. Вываренное и высушенное перо обжигалось и закаливалось в горячем песке с температурой не более 60—65 С, после чего кончик пера был готов к очинке.

Гусиное перо

Гусиное перо довольно быстро списывалось – приходилось чинить его заново или поворачивать верхней стороной вниз. В 1809 году была изобретена машинка для очинки гусиных перьев, но в России это изобретение не прижилось. При письме гусиным пером появившиеся помарки в тексте исправляли специальным скребком. Люди, хорошо владевшие техникой письма гусиным пером, назывались писцами (писарями), никогда не оставались без работы и чрезвычайно ценились.

Очинка пера была очень важной операцией, поскольку от правильного её проведения во многом зависело качество почерка. Многие поэты и писатели никому не доверяли очинку своих перьев. Хорошие перья принято было даже дарить. В кабинете Пушкина в богатом футляре хранилось собственное перо Гёте, присланное им в подарок великому русскому поэту.

Так как гусиное перо было по своему происхождению природным материалом, оно имело ряд определённых недостатков.

Один из основных — необходимость частой заточки, поскольку кончик пера от трения о бумагу постоянно стачивался, издавая характерный скрип. Николай Васильевич Гоголь в "Мертвых душах" пишет: "Шум от перьев был большой и походил на то, как будто бы несколько телег с хворостом проезжали лес, заваленный на четверть аршина иссохшими листьями…"

Александр Сергеевич Пушкин при работе исписывал свои перья почти до самого основания. До настоящего времени сохранились два его гусиных пера, обгрызенных сверху и настолько коротких, что их едва можно удержать в пальцах. Одно из этих перьев находится на письменном столе А.С. Пушкина в его квартире на Мойке, второе - в настоящее время экспонируется в Государственном музее Пушкина в Москве. Иван Иванович Пущин в своих «Записках о Пушкине» вспоминал: "…везде разбросаны исписанные листы бумаги, всюду валялись обкусанные, обожженные кусочки перьев (он всегда с самого Лицея писал оглодками, которые едва можно было держать в пальцах)."

При письме гусиным пером все линии, выводившиеся справа налево, снизу вверх, овалы и прочее, давались с трудом, зачастую даже в умелых руках писаря нередко вызывая чернильные брызги. Гусиным пером можно было писать лишь на хорошей плотной бумаге. Также из гусиного крыла для письма годилось всего три или четыре пера, вследствие чего их приходилось экономить, разрезая на несколько частей и затачивая каждую в отдельности.

Гусиные перья поступали в розничную продажу в пучках, обвязанных бечевкой по 25 штук в пучке. В поместьях обычно перья не покупали, а пользовались перьями своих, домашних гусей.

Попробовать написать письмо гусиным пером в XXI веке можно в музее народной культуры на занятии «Старинная книга», занятие проводит Шокова Елена Алексеевна.

 
На улице — дождик и слякоть,
Не знаешь, о чем горевать.
И скучно, и хочется плакать,
И некуда силы девать.
Глухая тоска без причины
И дум неотвязный угар.
Давай-ка, наколем лучины,
Раздуем себе самовар!
 

Бэлла Ахмадулина

Гусиное перо

 
У озера, на лежбище гусином
Лежит перо, куда не погляди…
И величаво плавают на синей
Озерной глади птицы, как ладьи.
Но в прошлых днях, до «шариковой массы»,
Гусиным перьям был почёт и знак:
Писались ими царские указы
И записи рождения в церквах.
Писались челобитные и акты,
Подмётных строчек всяких письмена
Каллиграфично заносились факты
Событий на листы во времена.
И в том ряду есть записи творений
Пером гусиным, что легли в листы,
Бессмертных Пушкина стихотворений
И Льва Толстого ёмкие труды…
С вершин сегодняшних чудно, конечно,
Взирать на «ретро» и писать пером,
Но долг свой выполняло безупречно
Оно на том отрезке временном…
Другое измерение настало…
И к перьям не возвышенная честь,
Но гордость у гусей таки осталась.
Что их перо в культуре тоже есть.
 

белгородец, друг музея Антонюк Анатолий Иванович

Свеча, чернильница, перо

 
Из поэтической тетради
Глядят забытые давно
Три принадлежности поэта:
Свеча, чернильница, перо.
И хоть теперь в них надобности нет,
В музее им остаться суждено,
Есть в арсенале каждого поэта
Свеча, чернильница, перо.
При свете ламп чернилами не пишем.
Гусей не надо дергать за крыло.
Но какой чудной силой они дышат:
Слова: "Свеча, чернильница, перо!"
Свеча горит… Строка в чернильной влаге...
В Михайловском дороги замело…
Не спит поэт – и над листом бумаги
Гарцует весело гусиное перо.
Два века ничего не изменили.
Без вас пусто святое ремесло.
О, сколько вы поэтов нам открыли,
Свеча, чернильница, перо!
Все в жизни преходяще, без сомненья.
Но даже в Интернете все равно
Останутся, как символ вдохновенья,
Свеча, чернильница, перо…
 

Инна Агюлан

Просмотров: 531