Восточнославянская сказка (укр.)

Авторский вариант (А.С. Пушкин): «Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди»

Объекты: Белый остров (остров Буян) – остров Рюген (Руян) земли Мекленбург-Передняя Померания в Германии. Данный остров в Балтийском море – связанное с размещением известного по народным заговорам камня Алатыря сакральное место балтийских славян, ныне популярный курорт; княжество, где находилась вотчина князя-отца, т.е. пушкинское «царство Салтаново» – в границах земель Византийской империи (примерно от 1265 г.); место, где гуляет кот-песенник и сказочник, – Зелёное Лукоморье – размещается также на о.Рюгене (Буяне, Руяне).

* К сюжету можно вспомнить издавна связывавший Балтику с Причерноморьем торговый путь «из варяг в греки» (см.карту).

Были в каком-то княжестве три княжеские дочки – остались без отца, без матери. А в другом княжестве был князь-вдовец. Тот князь к сёстрам ездил в гости и всё думал: которую из них посватать за себя?

Как-то раз приехал он к ним, но не пошёл в дом, а сел под окном, чтобы послушать, что они будут говорить. А они как раз вели про него разговор между собой. Старшая говорит:

– Если бы князь меня взял за себя, то было бы одето всё войско из ничего (Неизвестно, откуда и возьмётся одежда!)

А средняя говорит:

– Если меня за себя возьмёт, то будут все из ничего сыты и пьяны всегда.

А меньшая говорит:

– А меня если возьмёт, то я принесу ему восемь сынов-соколов и девятого богатыря. И все восемь будут одинаковы: волос в волос, голос в голос, по локти золотые руки, по колено золотые ноги, на голове золотые чубы, и у каждого во лбу будет месяц, а по краям звёзды.

Когда он это подслушал, то в тот вечер уже пошёл к ним, а вернулся назад. Приехал домой и решил сватать самую младшую, потому что она говорила, что родит восемь сынов-соколов и девятого богатыря. Да она же и самая красивая была!

На другой день князь поехал и посватал самую младшую сестру. Вот посватавши, повенчались. Он взял её в свой дом, и живут себе. И она ему самому то же говорила:

– Принесу восемь сынов-соколов, а девятого богатыря. И все восемь будут такие: волос в волос, голос в голос, по локти золотые руки, по колено золотые ноги, на голове золотые чубы, и у каждого во лбу месяц и по краям звёзды.

Вот она затяжелела, вот-вот уже скоро родить. Тогда князь собрал к себе на родины всех до одного царей и князей. А повитухою была старшая сестра-волшебница (только они не знали, что она волшебница). И как разродилась княгиня, то нашлось трое деток: хлопцы такие точно, как она говорила. Но сестра сразу взяла их и отправила далеко за море, к змеям, а отцу, царям и князьям положила на блюдо трёх котят и понесла на показ. Показывает:

– Вот какие дети!

Ну, все, конечно, подивились, а отец и не знает, что бы ей сделать за то, что говорила одно, а получилось другое. Ну да ладно, ничего не поделаешь, молчат; думают: может, и правда котята её дети! Когда она очувствовалась немного, то и ей показали – и она то же думает: что, может, и правда это такие дети.

Вот они и живут себе. Дождались снова того времени, что вот-вот родины скоро будут, и князь посозвал снова всех на такое чудо. А сестра снова трёх сынов отправила за море к змеям, а на показ отцу да царям и князьям положила на блюдо трёх щенков. Тут все подивились:

– Что всё это значит?

Подумали, что и вправду так. Вот поудивлялись-поудивлялись, да и разъехались.

И на третий раз, дожидаючись того случая, князь снова посозвал тех всех, что и прежде были. Сестра снова взяла и уже только двух сынов отправила к змеям, а девятого, богатыря, оставила на показ, да ещё положила двух медвежат на блюдо возле богатыря – и внесла. Показывает всем, приговаривая:

– От самой княгини…

Тогда все цари и князья начали советовать князю, что бы такое сделать княгине, какой карой покарать. И сам же князь, её муж, дал волю:

– Пусть что хотят, то и сделают ей!

А больше всех сам хотел, как бы что похуже ей сделать. Да ещё и сестра хотела сжить её со света, а к князю подольстилась, чтобы выйти за него замуж. Вот они, посоветовавшись, решили забить её с тем сыном-богатырём в смоляную бочку да пустить на море. Так и сделали: взяли, забили её с тем сыном в смоляную бочку и пустили на море. А князь повенчался с её сестрой, той самой волшебницей. Хоть князю и досадно было за первую жену, ну да уж что поделать, коли так пришлось!

Плавали мать с сыном по морю в бочке тридцать лет, и, не пивши и не евши, были сыты и здоровы: может, они Божьим духом питались – кто их знает! И уже сын её вырос там в бочке и говорит матери:

– Я немного повернусь на другой бок, а то мне надоело на одном боку лежать.

А мать отвечает:

– Подожди, сынок, не шевелись, ведь если ты повернёшься, то бочка распадётся, и мы тогда пропадём, ведь мы на воде ещё, на море! Подожди немного: может, на остров пристанем – вот тогда и бочку разломишь.

И она ему рассказала, отчего они на море, в бочке, и как, и за что, и кто они такие, и где их княжество – рассказала всё чисто! А потом давай его по памяти учить всяким наукам.

Вот они почувствовали, что бочка выкатилась на какой-то остров. Тогда богатырь как повернётся – так и распалась бочка. Они вышли из неё и осмотрелись: великий остров! Давай думать, как бы дом построить. И начал сын-богатырь по острову ходить да бить зверей. А там такие звери были, каких нигде не было. Вот они пообстроились, шкурами тех зверей покрыли себе дом и живут. Мать учила его читать и писать. А когда он научился, то закопал высокий столб, на столбе таблицу прибил и на таблице написал так: «Кто здесь будет ехать, то непременно чтобы сюда заехал. А не заедет, то не останется в живых, ибо здесь богатырь живёт – такой-то».

Вот живут они себе там, поживают… А мимо ехали какие-то купцы кораблём; глянули на таблицу и прочитали то, что было написано: непременно здесь остановиться и зайти сюда, на этот остров, к тому, кто здесь живёт. Купцы остановили свой корабль и вышли на остров. Пришли к дому. Смотрят: весь дом из драгоценных шкур.

Вот мать и сын давай их расспрашивать: кто такие, откуда и куда едут? Расспросили – как раз едут в их княжество. И тогда они, ничего о себе не рассказывая, дали одному купцу шкур и просили, чтоб непременно отдал их князю. Купцы попрощались с ними и поехали.

А богатырь, не долго думая, перекинулся мухою и полетел следом, чтобы узнать, доставит ли купец отцу шкуры. А таких-то шкур не было нигде по всей земле, только на том острове, так как не было и зверей нигде таких, как там, на том острове!

Вот и приехал купец к князю. Богатырь сел мухою у купца на голове и слушает, что будет. Купец приносит шкуры и даёт князю в подарок:

– Это, говорит, – когда я ехал через море, то видел: там на белом острове живёт себе не то князёк, не то царёк. И он эти шкуры дал вам в подарок! А у него дом точно из таких шкур сделан; и так там хорошо жить, что чудо: деревья прекрасные, а сады такие, что нигде уже краше и нет!

Князь тогда своей княгине и говорит:

– Поедем туда, поглядим, погуляем, да и проедемся немного! А она уже знала, что это её сестра со своим богатырём там живёт. И говорит:

– Князь, не поедем туда, лучше мы поедем в более прекрасное место!

– Куда же?

– За морями, – говорит, – есть золотой сад, золотою оградою огороженный, и там стоит золотой столб, а на том столбе кот: вверх идёт – красивые песни поёт, а вниз идёт – очень хорошие сказки рассказывает. Вот туда поедем!

Богатырь это всё выслушал, что его тётка говорила, да быстрее оттуда, перекинулся орлом и полетел к тому золотому саду. Прилетел, снова сделался богатырём и говорит:

– Господи! На моё ли счастье, или на матушкино, преврати это всё в гороховое зерно. Тогда сделаюсь орлом, возьму его и принесу к своей матери.

Вот так, как он сказал, и сделалось: превратилось всё в гороховое зерно, он перекинулся орлом, взял то зерно и полетел на белый остров к своей матери. Прилетел туда, сделался богатырём, взял ту горошинку, сказал:

– Пусть расстелется!

Оно и разостлалось так, как было, возле его дома. Тогда он пришёл к матери и говорит:

– Знаете что, мама, я принёс вам очень большой подарок! Показать вам его, или нет?

Она говорит:

– Ты у меня один сын, а я у тебя одна мать. Кому же ещё, как не мне, и показать!

Вот вышли они из дома – а тут такое, что дай Боже! Стоит, представьте себе, золотой сад, золотым забором обгороженный, а в саду золотой столб, а на том столбе кот: вверх идёт – прекрасные песни поёт, а вниз идёт – очень хорошие сказки рассказывает. И так любо-дорого в том саду, так хорошо, что уж лучше и не надо!

Тогда он всё рассказал матери. Мать утешается, не знает, что и делать от радости!

Вот живут они себе там, поживают. Вдруг приезжает снова какой-то купец чужесторонний. Заехал к ним, они его порасспросили. Узнали, что он едет в их княжество. Вот они дали и тому купцу дорогих шкур и просили, чтобы непременно отвёз их в подарок к князю. Он пообещал и поехал. А богатырь снова перекинулся мухою, прилетел туда к батьке, сел в комнате на стене, когда купец стал шкуры дарить князю, и слушает, что за разговор будет. Князь и начал расспрашивать: откуда это, и что такое, и от кого это? Купец отвечает:

– На море, на белом острове, живёт себе не то царёк, не то князёк, и у него из таких же шкур палаты построены. И там у него есть золотой сад, золотым забором обгороженный; в том саду стоит золотой столб, а на том столбе кот сидит; и тот кот вверх идёт – песни поёт, а вниз идёт – очень хорошие сказки рассказывает.

Князь тогда своей жене и говорит:

– Поедем туда, поглядим!

А она:

– Не хочу я туда ехать, а лучше мы поедем в другое место. Там-то и там-то через море лежит золотой мост, на том мосту разные дерева растут. И стоит там церковь, а в ней ежедневно служба идёт. Вот как идёшь к церкви – то дерева цветут, а как выходишь из церкви после службы – то уже поспеют разные фрукты, так что можно рвать да и есть. И ещё там за церковью стоит мельница – на двенадцать камней мелется, и когда мелет, то из-под камней горячее молоко бежит. Вот туда и поедем, – говорит, – прогуляемся и поглядим!

А богатырь всё выслушал и полетел туда орлом как можно быстрее. Прилетел, а там всё так точно, как она говорила. Тогда он сказал:

– Господи! На моё ли счастье или на матушкино, преврати это всё в гороховое зерно – я его возьму да и понесу к матери!

Принёс домой, выкинул изо рта – оно и разостлалось так, как будто там и было. Тогда он пошёл к матери и хвалится:

– Я, – говорит, – мама, вам подарок принёс – не такой, как первый. Вот идите, поглядите!

Вышла мать – ахнула. Ходят они, любуются… И он матери всё рассказал, где был и как добыл.

Вот живут они себе любо да мило так, что уже и не может быть лучше и краше. Через какое-то время снова заехал к ним какой-то купец. Разговорились – а он в их княжество едет. Они дали и тому купцу шкур дорогих и попросили, чтобы непременно доставил их князю; а о том, что князь ему – батька, а матери – муж, никому не говорят. Купец обещал доставить шкуры князю, попрощался и поехал.

Богатырь снова перекинулся мухою, прилетел туда, сел в комнатах на стене и слушает. Вот купец приносит шкуры и кланяется:

– Это, – говорит, – вам подарок. На белом острове живёт себе какой-то князёк – это он прислал вам шкуры. И у него там так красиво, что просто сказать, рай, да и только! У него из таких же точно шкур дом и возле дома золотой сад, золотым забором обгороженный. А в том саду стоит золотой столб, им на том столбе кот сидит: вверх идёт – песни поёт, а вниз идёт – сказки рассказывает. А ещё на море лежит золотой мост, и на том мосту разные дерева растут. И стоит там церковь, в ней каждый день служба идёт. Вот как к службе идти – то цветут дерева, а как от службы идти – то уже поспеют разные фрукты, так что можно рвать да и есть. И стоит там мельница, на двенадцать камней мелется, а из-под камней горячее молоко бежит!

Князь тогда и говорит жене:

– Поедем туда, да и только!

А она отвечает:

– Не хочу я туда ехать! – (Известно, уже знает, кто там живёт.) – А поедем мы, – говорит, – лучше туда, где за морями на острове есть двор, в том дворе живёт баба. – (Она обманывала, то была змея.) – И у неё есть восемь сынов-соколов, таких: волос в волос, голос в голос, по локти золотые руки, по колена золотые ноги, золотые чубы, на лбу у каждого месяц, а по краям звёзды. Все одинаковы восемь!

Богатырь выслушал это да и догадался: «Это же, наверное, мои братья, коли так!» Да быстрее взял и полетел туда орлом. Как прилетел, то сразу перелетел через забор в тот двор, перекинулся богатырём, ходит по саду. Вдруг видит – какие-то хлопцы гуляют, бегают. Разглядел – как раз те самые, точь-в-точь. Вот он приблизился немного к ним, чтобы они увидели его, да и стоит. Они углядели его, прибежали и говорят:

– Зачем это ты, человече, сюда зашёл?Да и как ещё ты сюда смог войти? Ведь ты уже назад не выйдешь, потому что неоткуда, и наша баба такая, что сразу съест! И спрятаться нигде нельзя, потому что она дух почует.

Вот разговорились, разузнали, что они братья его… А потом договорились и сделали так: богатырь перекинулся орлом, забрал братьев на себя и полетел к матери. Как взялся лететь – летит, летит! Оглянулся посреди моря – а за ним змея гонится под облаками. Ну что тут будешь делать? А ему ещё так тяжко, что просто невозможно! Вдруг смотрят: маленький островок. Братья и говорят:

– Бросай нас на этом острове, а сам спасайся, как можешь!

Нечего делать: он их оставил на том острове, сам дальше полетел. Вот летит он низом над водою, а змея летит верхом. И когда сравнялись так, что она уже над ним стала лететь, то она разогналась прямо на него, чтобы его убить, а он набок шмыгнул. Змея с разгону – в море, а он скорее – сверху, да и утопил её. Вернулся, забрал братьев и полетел домой к матери.

Как прилетел домой да показал их матери, она так обрадовалась! Сразу узнала, что это её сыны. Вот стали они тогда жить ещё лучше, веселее и богаче – так, что, может, нигде и не было такого богатства, как у них. Однажды купцы снова ехали мимо, да к ним заехали и всё увидели. Они и тем купцам дали дорогих шкур в подарок своему батюшке.

Вот приехали купцы к князю и отдали шкуры. А когда рассказали всё как есть, что там и как там, на том острове, откуда шкуры, то князь сказал своей княгине:

– Непременно поедем!

А ей уже не о чем рассказывать; нечего делать, надо ехать. Приехали туда на белый остров, смотрят – всё так точно, как было сказано. Повидался князь с теми хлопцами – точь-в-точь такие. Как сказано! Повидался и с их матерью, расспросил – да тогда и на коленки перед нею… А она его уверила, что не он виноват. А сестра её виновата. Тогда князь, попросивши прощения у своей первой жены, поклялся снова быть ей музеем и остался там жить. А сыну-богатырю сказал:

– Что хочешь, то и сделай тётке-волшебнице!

Так он взял да глаза ей повыколол, а потом отпустил и сказал:

– Иди себе по свету! Страдал я с матерью тридцать лет из-за тебя – так вот же тебе за это!